О понятии и уголовно-правовой оценки насилия


09.10.2015

О понятии и уголовно-правовой оценки насилия

1. В ранее действовавшем Уголовном кодексе РСФСР 1960 г. насилие использовалось как родовое понятие, с выделением двух его разновидностей - физического и психического насилия. Ныне законодатель в УК 1996 г. оперирует понятием «насилие» лишь в одном смысле - физическое воздействие, используя его наряду с угрозой применения насилия как парным признаком.

В одном случае (ст. 135 УК) негативный признак «без применения насилия» использован в качестве разграничительного, означающего при буквальном толковании, что развратные действия налицо лишь при отсутствии применения физических мер. Налицо сбой в законодательной технике, ибо упомянутый признак означает, что по смыслу ст. 135 УК отсутствует не только физическое, но и психическое воздействие, а равно использование беспомощного состояния потерпевшего. Следовательно, в диспозиции ч. 1 ст. 135 УК должна бы идти речь о совершении развратных действий при отсутствии указанных в ч. 1 ст. 131 и 132 УК РФ признаков насилия, угроз применения насилия и использования беспомощного состояния потерпевшего. В противном случае ответственность должна наступать за совершение насильственных действий сексуального характера .

Еще раз подчеркнем: ныне в законе используется термин «насилие» в смысле физического воздействия. Угроза же имеет иной смысл: либо как психическое воздействие (не именуемое насилием), либо как реальная опасность причинения вреда.
2. Будучи достаточно распространенным основным или дополнительным признаком состава преступления, насилие свидетельствует о наличии дополнительного или факультативного объектов уголовно-правовой охраны, что не может не сказываться на уголовно-правовой оценке поведения виновного.
3. Термином «насилие» обозначается по общему правилу способ действия, а потому для целей квалификации его наличие важно, как правило, само по себе, независимо от характера наступивших от него последствий. Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 15 июня 2004 г.
4. Понятие насилия носит в уголовном законе различные обозначения: в одних статьях говорится о факте насилия; в других - о насилии, не опасном (либо опасном) для жизни или здоровья, о побоях, пытках и т.д., т.е. законодатель оперирует различными терминами, ранжируя виды насилия «по вертикали».
5. Чем опаснее вид насилия, тем строже санкция.
Упомянутые выше положения должны приниматься во внимание при квалификации содеянного.
А. Если состав преступления называет в ч. 1 насилие как обязательное дополнительное деяние, т.е. выделяет его в качестве способа действия (например, применительно к действиям сексуального характера в ч. 1 говорится: «с применением насилия», применительно к составу разбоя - «с применением насилия, опасного для жизни или здоровья»), то содеянное надлежит квалифицировать по данной части статьи независимо от подвида фактически примененного преступником способа.
Когда в последующих частях той же статьи указывается уже конкретный вид насилия (например, в отличие от части 1, где сказано о самом по себе насилии, в ч. 2 говорится о насилии, опасном (или не опасном) для жизни или здоровья), то в таких случаях необходимо применять правило, изложенное в ч. 3 ст. 17 УК: «Если преступление предусмотрено общей и специальной нормами, совокупность преступлений отсутствует и уголовная ответственность наступает по специальной норме». Речь идет, следовательно, о таком построении нормы по вертикали, в каждой из последующих частей которой либо приводится более опасный подвид насилия (например, ч. 1 - применение насилия, ч. 2 - насилие, опасное для жизни или здоровья), либо законодатель не ограничивается таким признаком состава, как способ действия (насилие), а называет конкретный результат его применения. В таких случаях должно действовать известное правило: применяется та часть статьи, которая предусматривает более опасную разновидность состава преступления; при этом следует вменять признаки состава, названные в предыдущей части статьи (частях). Так, применение насилия, опасного для жизни или здоровья, фигурирует в роли конститутивного признака состава разбоя (ч. 1 ст. 162 УК РФ), а причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего - в роли квалифицирующего признака (ч. 4). Вменению подлежит только ч. 4 ст. 162 УК РФ, ибо способ посягательства - насилие при разбое - воплотился в преступный результат его применения и этот результат зафиксирован в составе разбоя более опасной разновидности.
Вместе с тем в некоторых статьях о сексуальных преступлениях названы такие вредные результаты, как причинение тяжкого вреда здоровью или смерти. Иногда законодатель связывает их причинение с неосторожной формой вины (ч. 3, 4), хотя преступления (и способ) носят умышленный характер. В этих случаях необходима совокупная уголовно-правовая оценка и способа, и результата.
Из сказанного следует, что в ситуации идеальной совокупности: менее опасной и более опасной разновидности преступлений - при квалификации применяется одна, наиболее опасная разновидность. В случае совершения деяния, предусмотренного несколькими частями статьи, указал Пленум Верховного Суда РФ, действия виновного при отсутствии реальной совокупности преступлений подлежат квалификации лишь по той части статьи, по которой предусмотрено более строгое наказание. При этом в описательной части приговора должны быть приведены все квалифицирующие признаки деяния . Если формы вины не совпадают, содеянное квалифицируется по правилам реальной совокупности преступлений.

Б. Нередко насилие направлено на нарушение дополнительного или факультативного объектов, что по общему правилу свидетельствует о повышенной общественной опасности преступного поведения. Дополнительный объект (например, телесная неприкосновенность личности при применении насилия в отношении представителя власти - ст. 318 УК) - это такой объект, который всегда нарушается или ставится в опасность нарушения (как и основной объект), но охраняется уголовно-правовой нормой попутно. Это учитывается законодателем при построении санкции. Отсюда следует, что по общему правилу наличие дополнительного объекта не требует отдельной квалификации.
В случае же появления факультативного объекта предполагается, напротив, надобность в дополнительной квалификации (например, если повреждается форменная одежда представителя власти в ходе применения насилия с причинением значительного ущерба потерпевшему).
В. Важным критерием при решении вопроса о необходимости дополнительной квалификации в случае совершения преступлений, сопряженных с применением насилия, безусловно, служат рамки санкции статьи. Пленум Верховного Суда неоднократно обращает внимание на эту особенность. Так, в п. 22 Постановления от 27 декабря 2002 г.
Следовательно, при квалификации насильственных преступлений по совокупности со статьями гл. 16 УК РФ необходимо исходить и из содержания санкций. Более строгая санкция - та, которая предусматривает более строгие нижние и (или) верхние пороги наказания, не единичную, а альтернативную санкцию, дополнительные наказания и т.п.
Г. Понятия мужеложства, лесбиянства (мужской, женский гомосексуализм), иных действий сексуального характера (направленных на удовлетворение половых влечений)  - не правовые, а медицинские категории. Наиболее сложный вопрос - их соотношение с развратными действиями  (ст. 135 УК РФ), которые зачастую сопутствуют половому акту, сексуальным контактам лиц.

Различаются они между собой, по нашему мнению, во-первых, по их целевой направленности: развратные действия служат совращению, моральному разложению личности объекта воздействия, хотя попутно они могут выполнять и функцию сексуального удовлетворения. Во-вторых, развратные действия чаще носят бесконтактный, визуальный характер (демонстрирование гениталий, например; показ порнографических фильмов), но мыслимы такие акты поведения и с соприкосновениями (дотрагиванием руками, скажем, до эрогенных зон, поглаживаниями, прикосновениями детородными частями к телу развращаемого лица); когда же они сопряжены с половыми актами, с сексом, введением органов или частей тела в полости тела потерпевшего и т.п., развратные действия перерастают в сексуальные действия. При их сопряженности с насилием, угрозой насилием или использованием беспомощного состояния потерпевшего они приобретают уголовно наказуемую окраску насильственных действий сексуального характера. В таких случаях развратные действия поглощаются иными, более опасными формами поведения (ст. 131, 132, 134 УК РФ).
Д. Определенные особенности в квалификации возникают в случаях, когда итогом насилия является смерть потерпевшего или иные тяжкие последствия. В п. 11 и 16 Постановления от 15 июня 2004 г.
Е. Сложнее ситуация, когда смерть или иные тяжкие последствия причиняются по неосторожности. Так, в ст. 131 и 132 УК (максимум санкции по ч. 1 которых - от трех до шести лет лишения свободы) особо квалифицирующими обстоятельствами выступают: причинение при половом сношении по неосторожности смерти, тяжкого вреда здоровью потерпевшего или иных тяжких последствий; содеянное в таких случаях охватывается ч. 3 или 4 упомянутых статей с наказанием соответственно от 8 до 15 лет (ч. 3) и от 12 до 20 лет (ч. 4) лишения свободы. Естественно, недопустима ссылка на данные квалифицирующие обстоятельства при наличии умысла.
Когда же половому преступлению сопутствует умышленное причинение, скажем, смерти или тяжкого вреда здоровью, деяние квалифицируется по совокупности: по ч. 1 ст. 131 или 132 УК РФ (при отсутствии других усиливающих санкцию обстоятельств) и по статьям об умышленном лишении жизни или причинении тяжкого вреда здоровью. Выходит, действия сексуального характера сами по себе менее опасны при сочетании их с умышленным причинением вреда (поскольку применяется ч. 1 статей о половых преступлениях) и более опасны - при неосторожном причинении вреда (ибо вменяется ч. 3 этих статей), что явно нелогично.
Еще большая нелогичность наблюдается в вопросах ответственности при наличии некоторых других видов тяжких последствий. Пленум Верховного Суда РФ в п. 17 Постановления от 15 июня 2004 г.

Теги: Уголовном кодексе РСФСР 1960 г.
Автор:  Л.Л. КРУГЛИКОВ

Адрес

  • 443 093, г. Самара
    ул. Мориса Тореза, 1а (адрес адвокатской коллегии)

График работы
  • Круглосуточно
  • 7 дней в неделю

Сайт
Телефон
  • +7 495 500 29 80


Факс:
  • +7 846 336 58 01
Для корреспонденции
  • 117570, г. Москва, А/Я №32


Эл.почта

Это закрытый раздел сайта, просмотр только после регистрации
ВХОД
Ошибка
Эл. почта
Пароль
Войти
Вспомнить пароль
Зарегистрироваться
РЕГИСТРАЦИЯ
Ошибка
Имя*
Фамилия*
Адрес e-mail*
Регистрация
Авторизация
ВОСТАНОВЛЕНИЕ
Ошибка
Адрес e-mail
Востановить
Авторизация