Государственно-правовой механизм охраны семьи и прав ребенка в РФ


09.10.2015

Государственно-правовой механизм охраны семьи и прав ребенка в РФ

Современный этап государственно-правового развития, сопряженный как с позитивными, так и негативными последствиями глобализационных процессов в политико-правовой, социально-экономической и нравственно-культурной сферах жизнедеятельности общества, актуализирует повышение эффективности правовой модели, обеспечивающей охрану основополагающих прав и законных интересов человека.

Институционализация в Конституции РФ универсальных принципов и норм международного права предопределила законодательное признание прав и свобод человека высшей ценностью, соблюдение и защита которых гарантируется государством. Промульгирование в ст. 7 Основного государственного закона Российской Федерации как социального государства детерминирует создание с учетом международного правового опыта жизнеспособного национального механизма, обеспечивающего достойную жизнь и свободное развитие человека. В этой связи одним из ключевых направлений проводимой государственно-правовой политики является оптимизация механизма уголовно-правовой охраны семьи и прав ребенка.
Определение приоритетных интересов в сфере охраны семьи и прав ребенка наметилось в процессе многовековой эволюции становления и развития отечественной и зарубежной правовых систем и предпринятой последовательной стандартизации в виде принципов и норм международного права. Признание в национальном праве семьи и прав ребенка объектом государственно-правовой защиты повлекло законодательное оформление составов преступлений и мер уголовно-правового воздействия . Под влиянием византийского церковного права и европейского просветительства законодательной регламентации поэтапно подлежали такие составы преступлений, как прелюбодеяние, многобрачие, блудничество свойственников, уклонение от уплаты средств на содержание незаконнорожденных детей и их матери, влекущие в контексте карательной политики государства назначение «наказания по церковным правилам» либо уголовного телесного наказания, ссылки на каторгу на определенный срок и смертной казни .

Консолидация национальных принципов и норм в сфере охраны семьи и прав ребенка в условиях глобализации международной жизни сопровождалась введением универсальных международных стандартов. Согласно Всеобщей декларации прав человека семья признается естественной и основной ячейкой общества, обеспеченной правом на защиту со стороны государства. Защита материнства и младенчества предопределила регламентацию права на «особое попечение и помощь». Декларация прав ребенка провозглашает необходимость специальной охраны и заботы, включая надлежащую правовую защиту интересов ребенка до и после его рождения. Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах указывает, что семье должна предоставляться по возможности самая широкая охрана и помощь. В частности, особые меры охраны и помощи должны приниматься государством в отношении детей и подростков. Международный пакт о гражданских и политических правах обращает особое внимание на необходимость защиты семьи со стороны общества и государства. При этом подчеркивается, что каждому ребенку гарантируется право на такие меры защиты, которые требуются для малолетнего со стороны его семьи, общества и государства.
Конвенция о правах ребенка признает таковым каждое человеческое существо до достижения 18-летнего возраста, если в рамках национального законодательства не указывается более ранний возрастной рубеж. Государства-участники обязываются принимать все необходимые законодательные, административные, социальные и просветительные меры с целью защиты ребенка от всех форм физического или психологического насилия, оскорбления или злоупотребления, отсутствия заботы или небрежного обращения, грубого обращения или эксплуатации, включая сексуальное злоупотребление со стороны родителей, законных опекунов или другого лица, заботящегося о ребенке. Государства обязуются обеспечить ребенку такую защиту и заботу, которые необходимы для его благополучия, принимая во внимание права и обязанности его родителей, опекунов или других лиц, несущих за него ответственность по закону, и с этой целью принимать все соответствующие законодательные и административные меры. Универсализации на международном уровне подлежит право каждого ребенка на уровень жизни, необходимый для физического, умственного, духовного, нравственного и социального развития.
Всемирная декларация об обеспечении выживания, защиты и развития детей артикулирует внимание на обеспечении всем детям возможности определения себя как личности. Потенциальные возможности детей предписывается реализовывать в безопасных и благоприятных условиях, в среде семьи или попечителей, гарантирующих их благополучие и содействующих готовности детей к естественной жизни в свободном обществе. Декларация о ликвидации дискриминации в отношении женщин провозглашает необходимость принятия всех надлежащих мер для обеспечения женщинам одинаковых прав с мужчинами в социально-экономической деятельности. Конвенция о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин обязывает «включить принцип равноправия мужчин и женщин в свои национальные конституции». Государства-участники призваны принять соответствующие меры для ликвидации дискриминации в отношении женщин в области занятости, обеспечивая равные права мужчин и женщин на труд. Конвенция о равном вознаграждении мужчин и женщин за труд равной ценности исключает дискриминацию по признакам пола при начислении и выплате заработной платы, жалованья или иного вознаграждения. Конвенция Содружества Независимых Государств о правах и основных свободах человека гарантирует каждому право на труд и защиту от безработицы, а также на равное вознаграждение за равнозначную работу. Регламентации подлежат обязанности Договаривающихся Сторон относительно соблюдения прав работающих женщин. Предпринята стандартизация механизма правового регулирования порядка предоставления отпуска по беременности и родам, обеспечения достаточного свободного времени для кормления детей, приема на работу и увольнения с работы .

Современный механизм государственно-правовой охраны семьи и прав ребенка в Российской Федерации базируется на институционализации универсальных международных принципов и норм в рамках Конституции РФ и отраслевого законодательства. Согласно Конституции РФ одним из приоритетных направлений государственно-правовой политики является охрана семьи, материнства, отцовства, забота о детях и их воспитание. Опираясь на основные положения Конституции РФ, Семейный кодекс детализирует принципы охранительной политики государства в отношении интересов семьи, регламентируя: обязанности родителей в отношении детей; обязанности совершеннолетних детей в отношении нетрудоспособных родителей; защиту прав и законных интересов ребенка родителями (лицами, их заменяющими), органом опеки и попечительства, прокуратурой и судом; алиментные обязательства членов семьи, порядок уплаты и взыскания алиментов.
Конституционализация основных положений государственно-правовой политики в сфере охраны семьи, материнства, отцовства и детства предопределила регламентацию в Трудовом кодексе РФ: недопустимости использования труда женщин на тяжелых работах и работах с вредными и опасными условиями труда, в том числе на работах, связанных с подъемом и перемещением вручную тяжестей, превышающих предельно допустимые нормы, работах в ночное время, сверхурочных работах и работах в выходные дни; права беременных женщин на перевод на более легкую работу, снижение норм выработки, на предоставление отпуска по беременности, родам и уходу за ребенком до достижения возраста трех лет; запрета на отказ в заключении или расторжении трудового договора по мотивам, связанным с беременностью или наличием детей; права беременных женщин и женщин, имеющих малолетних детей, на предоставление в рамках социальной защиты пособий по беременности и родам, единовременного пособия при рождении ребенка, ежемесячного пособия по уходу за ребенком до достижения возраста полутора лет. В контексте решения демографической проблемы реализации подлежит Федеральный закон от 29.12.2006 «О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей».
Реализация основополагающих принципов в сфере охраны семьи, материнства, отцовства и детства универсального и национального характера обусловила структуру Уголовного кодекса РФ, законодательно регламентирующего в рамках ст. 150 - 157 главы 20 «Преступления против семьи и несовершеннолетних» восемь составов преступлений, обеспечивающих уголовно-правовую охрану социально значимых для семьи, общества и государства интересов и предусматривающих уголовную ответственность за неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего, злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей, подмену ребенка, незаконное усыновление (удочерение), разглашение тайны усыновления (удочерения), вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления и антиобщественных действий, розничную продажу несовершеннолетним алкогольной продукции.
Анализ состояния, структуры, динамики преступлений, совершаемых против семьи и несовершеннолетних, свидетельствует о том, что на протяжении развития отечественного уголовного законодательства и совершенствования правоприменительной деятельности в национальном праве с учетом международного правового опыта сложился и действует достаточно эффективный механизм уголовно-правовой охраны семьи, материнства и детства . Между тем нельзя не признать наличие негативных тенденций, имеющих место на уровне законодательной регламентации и реализации закона . Прежде всего, следует отметить значительный рост на протяжении 2006 - 2013 гг. удельного веса зарегистрированных преступлений против семьи и несовершеннолетних и выявленных лиц. Так, например, удельный вес зарегистрированных преступлений против семьи и несовершеннолетних составлял: в 2006 г. - 1,42%; в 2013 г. - 3,35%. Доля выявленных лиц, совершивших указанные преступления, соответственно увеличилась с 3,59% до 7,04% .

При этом необходимо обратить внимание на стабильное увеличение удельного веса совершенных преступлений и выявленных лиц практически по всем федеральным округам. Наибольшие показатели по доле зарегистрированных преступлений против семьи и несовершеннолетних отмечены в Приволжском федеральном округе и составили в 2006 и 2013 гг. соответственно 0,332% и 0,736%. Удельный вес выявленных лиц, совершивших преступления против семьи и несовершеннолетних в Приволжском федеральном округе, достиг в 2006 и 2013 гг. 0,846 и 1,577%. Повышенная криминальная напряженность в указанной сфере наблюдается в Центральном федеральном округе, в котором доля зарегистрированных преступлений (с 0,324 до 0,695%) и выявленных лиц (с 0,828 до 1,429%) подлежала с 2006 по 2013 г. почти двукратному увеличению. Показатели Сибирского федерального округа характеризуются ростом удельного веса преступлений против семьи и несовершеннолетних и выявленных лиц в 2006 - 2013 гг. соответственно с 0,231 до 0,6% и с 0,609 до 1,271%. В Южном федеральном округе отмечена тенденция увеличения доли зарегистрированных преступлений и выявленных лиц с 0,149 до 0,295% и с 0,377 до 0,623%. Тенденция роста в 2006 - 2013 гг. удельного веса зарегистрированных преступлений и выявленных лиц в Уральском федеральном округе составила с 0,141 до 0,29% и с 0,346 до 0,61%. Существенный рост показателей зарегистрированных преступлений и выявленных лиц по преступлениям против семьи и несовершеннолетних зафиксирован в 2006 - 2013 гг. в Северо-Западном федеральном округе (с 0,125 до 0,414% и с 0,305 до 0,859%). Значительное увеличение в 2006 - 2013 гг. показателей по удельному весу преступлений против семьи и несовершеннолетних (с 0,074 до 0,202%) и выявленным лицам (с 0,17 до 0,424%) характерно для Дальневосточного федерального округа.
Принимая во внимание наблюдаемый на протяжении пятилетнего периода стабильный рост абсолютных показателей регистрируемых преступлений против семьи и несовершеннолетних при общем снижении криминальной активности населения, анализа заслуживают коэффициент преступности и коэффициент криминальной пораженности. Так, в 2006 г. коэффициент преступности на 100 тыс. населения по преступлениям, регламентированным ст. 150 - 157 УК РФ, составлял 38,60. Рост количества регистрируемых преступлений против семьи и несовершеннолетних повлек тенденцию увеличения коэффициента преступности: 2009 г. - 40,34; 2010 г. - 44,24; 2011 г. - 49,45; 2012 г. - 50,15; 2013 г. - 51,68. Коэффициент криминальной пораженности на 100 тыс. населения от четырнадцати лет характеризуется следующими показателями: 2006 г. - 39,70; 2007 г. - 36,41; 2008 г. - 36,30; 2009 г. - 8,13; 2010 г. - 49,57; 2011 г. - 56,04; 2012 г. - 56,54; 2013 г. - 58,53. Таким образом, коэффициент преступности на 100 тыс. населения по анализируемой группе деяний подлежал увеличению в 2006 - 2013 гг. на 13,08. Фактическое увеличение коэффициента криминальной пораженности на 100 тыс. населения от четырнадцати лет по рассматриваемой группе преступлений составило в 2006 - 2013 гг. 18,83.
Доминирующее положение среди зарегистрированных преступлений против семьи и несовершеннолетних на протяжении многих лет занимает злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей (ст. 157 УК РФ). В 2006 г. указанный показатель составлял 73,0%. Незначительное уменьшение удельного веса злостного уклонения от уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей было отмечено в 2007 г. (72,2%). Однако с 2008 г. наблюдается устойчивая тенденция роста количественных показателей по данному составу преступления: 2008 г. - 72,9%; 2009 г. - 79,3%; 2010 г. - 85,8%; 2011 г. - 89,9%; 2012 г. - 91,7%; 2013 г. - 93,1%.
В 2013 г. удельный вес преступлений против семьи и несовершеннолетних, предусмотренных ст. 150 - 156 УК РФ, составил 6,9%, в том числе 3,3% приходится на преступления, связанные с неисполнением обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего (ст. 156 УК РФ). Характеризуя динамику преступления, регламентированного ст. 156 УК РФ, стоит отметить неоднозначные тенденции - рост и последовательное снижение доли регистрируемых преступлений: 2006 г. - 11,75%; 2007 г. - 12,2%; 2008 г. - 12,1%; 2009 г. - 10,2%; 2010 г. - 7,5%; 2011 г. - 5,1%; 2012 г. - 4,0%; 2013 г. - 3,3%.
Неоднозначные тенденции характерны для показателей преступления, предусмотренного ст. 155 УК РФ (разглашения тайны усыновления (удочерения)). В период с 2006 по 2008 г. наблюдалось уменьшение доли регистрации случаев разглашения тайны усыновления (удочерения) с 0,054 до 0,02%. В 2009 г. происходит рост указанного показателя до 0,034%. В 2010 - 2012 гг. наметились определенные колебания удельного веса рассматриваемого вида преступления, а затем снижение до 0,01% в 2013 г.
Положительной динамикой характеризуются показатели преступления, связанного с вовлечением несовершеннолетнего в совершение антиобщественных действий (ст. 151 УК РФ). Так, в период с 2006 по 2009 г. наблюдался устойчивый рост абсолютных показателей указанного вида преступления, вследствие этого удельный вес вовлечения несовершеннолетнего в совершение антиобщественных действий возрос с 0,8 до 1,2%. Однако с 2010 г. последовало более чем двукратное снижение абсолютных показателей числа случаев вовлечения несовершеннолетнего в совершение антиобщественных действий. В результате этого удельный вес преступлений, предусмотренных ст. 151 УК РФ, в 2013 г. составил 0,36%.
Подобная тенденция имеет место в отношении преступления, регламентированного ст. 150 УК РФ. Если в 2006 - 2007 гг. происходило увеличение доли зарегистрированных случаев вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступления до 14,6%, то с 2008 г. наметились темпы существенного снижения данных показателей: 2008 г. - 13,8%; 2009 г. - 9,2%; 2010 г. - 5,9%; 2011 г. - 4,4%; 2012 г. - 3,1%; 2013 г. - 2,6%.
Анализируя показатели преступления, предусмотренного на основании Федерального закона от 21.07.2011 Минимальные показатели удельного веса зарегистрированных случаев совершения преступления имеют место в отношении подмены ребенка, регламентированной ст. 153 УК РФ, и незаконного усыновления (удочерения), предусмотренного ст. 154 УК РФ. Так, в 2006 г. было зарегистрировано два случая преступления, связанного с подменой ребенка (0,003%). В 2007, 2008, 2011 и 2012 гг. было зафиксировано по одному случаю совершения указанного преступления. Более того, в 2009, 2010 и 2013 гг. данный состав преступления не подлежал регистрации данными официальной статистики. Что касается преступления, связанного с незаконным усыновлением (удочерением), в 2006 г. удельный вес зарегистрированных случаев составил 0,016%. В течение 2007 - 2011 гг. регистрировались единичные факты совершения преступлений, предусмотренных ст. 154 УК РФ. Удельный вес незаконного усыновления (удочерения) варьировался в пределах 0,001 - 0,002% среди преступлений против семьи и несовершеннолетних. В течение 2012 - 2013 гг. не было зафиксировано ни одного факта совершения деяния, регламентированного ст. 154 УК РФ.
Анализ состояния, структуры и динамики преступлений против семьи и несовершеннолетних позволил установить, что наиболее криминальной областью в системе преступлений против семьи и несовершеннолетних является злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей (ст. 157 УК РФ), сопряженное с продолжительным отказом лица от исполнения вступившего в законную силу решения суда о взыскании с родителей или совершеннолетних трудоспособных детей средств на содержание несовершеннолетних детей или нетрудоспособных родителей. Раскрывая проблемы законодательной регламентации и реализации законодательной формулы на правоприменительном уровне, следует обратить внимание на длящийся характер указанного вида преступления, обусловливающий коллизионные вопросы относительно определения момента его окончания. Формальная конструкция состава диктует необходимость установления деяния, содержащего все признаки данного состава преступления. Однако на правоприменительном уровне возникают проблемы по установлению юридического факта, связанного со злостным характером уклонения от уплаты средств на содержание несовершеннолетних детей или нетрудоспособных родителей. Представляется, что злостное уклонение предполагает неоднократный характер действий (бездействия), несмотря на имеющие место факты по предупреждению данного лица, осуществлению его розыска с целью возложения обязанности выплаты денежных средств в определенном судом объеме на содержание несовершеннолетних детей или нетрудоспособных родителей. При квалификации деяния во внимание следует принимать длительность периода и отсутствие уважительных причин неуплаты денежных средств по вступившему в законную силу решению суда и совокупность других обстоятельств, доказывающих направленность умысла виновного на злостное уклонение от уплаты средств на содержание несовершеннолетних детей или нетрудоспособных родителей.
Анализ материалов судебной практики позволяет констатировать ряд коллизионных вопросов, имеющих место на правоприменительном уровне при квалификации деяния, связанного с вовлечением несовершеннолетнего в совершение преступления. Так, в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 01.02.2011
Имеют место факты неправомерной квалификации по ч. 4 ст. 150 УК РФ вовлечения несовершеннолетнего в совершение административного правонарушения . Внимания заслуживают случаи необоснованного установления совокупности преступлений, предусмотренных ст. 105 и ст. 150 УК РФ, базирующейся исключительно на факте совместного с несовершеннолетним участия взрослого лица в совершении преступления . Согласно ч. 1 ст. 150 УК РФ вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления осуществляется путем обещаний, обмана, угроз или иным способом, свидетельствующим о стремлении совершеннолетнего привлечь к исполнению преступления подростка, юношу или девушку, не достигших возраста восемнадцати лет.

Обоснованным представляется исключение из приговора Определением
Определенные вопросы возникают в процессе квалификации вовлечения несовершеннолетнего в совершение антиобщественных действий . Согласно Постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 01.02.2011
Резюмируя вышеизложенное, следует заключить, что оптимизация механизма государственно-правовой охраны семьи, материнства, отцовства и детства сопряжена с повышением эффективности механизма уголовно-правового регулирования преступлений против семьи и несовершеннолетних. Совершенствование средств уголовно-правовой защиты семьи, материнства, отцовства и детства предполагает гармонизацию нормотворческой и правоприменительной деятельности. Соблюдение правил юридической техники в процессе разработки законодательной формулы обеспечивает однозначное толкование уголовно-правовых норм и условия для их реализации на правоприменительном уровне. Правильная квалификация преступлений против семьи и несовершеннолетних, являющихся объектом конституционно-правовой охраны, содействует развитию гражданского общества, построению социального государства, надлежащей реализации принципов законности, справедливости и неотвратимости ответственности.

Теги: Семья
Автор:  Авдеев В.А., Авдеева О.А.


Важно, чтобы юридическая помощь была предоставлена как можно раньше. Цена моих услуг – это количество времени и сил, которое я затрачу на ваше дело. Я пытаюсь удерживать баланс, делая свои услуги одновременно качественными и доступными по цене. Я иду навстречу своим клиентам, устанавливая окончательную цену на услуги индивидуально для каждого клиента и только после полного ознакомления с материалами его дела. Но даже первая консультация, данная мной по телефону, может стать для вас или вашего родственника если не спасением, то серьезным доводом в общении с правоохранительными органами.


Частые вопросы

Адрес

  • 443 093, г. Самара
    ул. Мориса Тореза, 1а (адрес адвокатской коллегии)

График работы
  • Круглосуточно
  • 7 дней в неделю

Сайт
Телефон
  • +7 495 500 29 80


Факс:
  • +7 846 336 58 01
Для корреспонденции
  • 117570, г. Москва, А/Я №32


Эл.почта

Это закрытый раздел сайта, просмотр только после регистрации
ВХОД
Ошибка
Эл. почта
Пароль
Войти
Вспомнить пароль
Зарегистрироваться
РЕГИСТРАЦИЯ
Ошибка
Имя*
Фамилия*
Адрес e-mail*
Регистрация
Авторизация
ВОСТАНОВЛЕНИЕ
Ошибка
Адрес e-mail
Востановить
Авторизация