Законотворческие проблемы Уголовного кодекса Российской Федерации


09.10.2015

Законотворческие проблемы Уголовного кодекса Российской Федерации

Действующее уголовное законодательство Российской Федерации обременено рядом проблем. Наиболее существенными и явными из них являются: 1) бланкетность многих норм Уголовного кодекса (далее - УК); 2) их пробельность; 3) их нестабильность; 4) недостаточная системность в рамках как УК РФ, так и других отраслей законодательства РФ; 5) многословность формулировок диспозиций некоторых норм Особенной части УК РФ; 6) использование в этом УК терминов и понятий, содержание и границы которых не определены законодателем; 7) многопредметность отдельных преступлений, предусмотренных нормами Особенной части названного УК. При этом число большинства из перечисленных проблем постоянно увеличивается. Наличие очерченных проблем затрудняет применение норм УК РФ в правоприменительной - следственной и судебной - практике.
Представляется уместным отметить, что названные проблемы взаимосвязаны и взаимообусловлены, в связи с чем расстановка их по местам в той или иной последовательности в зависимости от значимости и важности весьма затруднительна и дискуссионна.
В предлагаемой статье приведенные проблемы только обозначаются, поскольку раскрытие содержания каждой из них заслуживает самостоятельного глубокого научного исследования как в отдельности, так и в их совокупности.
1. Проблема бланкетности уголовно-правовых норм заключается в наличии во многих статьях УК РФ бланкетных норм. В юридической литературе понятие бланкетных норм определяется неодинаково. Так, в теории государства и права отмечается, что «бланкетными, т.е. не содержащими конкретного правила поведения, могут быть только диспозиции (например, норм об уголовной, административной или дисциплинарной ответственности за »нарушение правил торговли«, »за нарушения правил техники безопасности«). Такие нормы по существу не устанавливают содержания правила, а предусматривают наличие других норм, часто содержащихся в иных нормативных правовых актах. Практика бланкетных норм всегда чревата возможностью неопределенности и произвола в правовом регулировании» . Представляется, что в приведенном положении понятие бланкетных норм определено неполно, ибо в уголовном праве согласно теории этой отрасли юридической науки диспозиции содержатся лишь в статьях Особенной части УК РФ. Вместе с тем бланкетные нормы предусмотрены не только в диспозициях статей Особенной части УК РФ, к примеру ст. 111, 112, 115, 118, 124, 143, 169, 170, 222, 228 и многих других, но и ряде статей Общей части этого УК, например ч. 2, 3 и 4 ст. 11, ч. 3 ст. 12, ч. 2 ст. 13, ч. 2.1 ст. 59, ч. 5 ст. 62 и некоторых других. В теоретических трудах по отечественному уголовному праву бланкетные нормы и бланкетные признаки определяются иначе. В частности, в одном из них указывается, что бланкетность признаков, названных и (или) описанных в норме уголовного закона, выражается в том, что «конкретное их содержание зависит от другой, в большинстве случаев подзаконной нормы, относящейся к иной отрасли права» . В других трудах отмечается, что «бланкетными называются нормы права, диспозиции норм права или признаки, конкретное содержание которых раскрывается в законе, относящемся к другой отрасли права, и (или) ином нормативном правовом акте» . Применительно к диспозициям статей Особенной части УК РФ, подразделяемым на простую, описательную, бланкетную и ссылочную, констатируется, что «бланкетная (от слова »бланк« - пробел, требующий заполнения) диспозиция - не определяет признаков преступления, но отсылает к другим законодательным или иным нормативным правовым актам» . На основе анализа приведенных положений под бланкетными обоснованно понимать нормы УК РФ, содержащие признаки, не определенные или частично определенные в них самих и определяемые либо частично определяемые в других - не уголовном - законах и (или) иных нормативных правовых актах, ссылки на которые содержатся - сделаны или подразумеваются - в статьях названного УК.

Трудности применения бланкетных уголовно-правовых норм обусловлены несколькими моментами. Во-первых, в бланкетных нормах УК РФ содержатся ссылки на бесчисленное множество законов и (или) иных нормативных правовых актов, расконцентрированных по разным отраслям права. Во-вторых, в эти законы и акты вносятся и продолжают вноситься бесконечные изменения и дополнения, уследить за которыми практически невозможно. В-третьих, правоприменитель должен знать конкретные отдельные нормы, содержащиеся в других - не уголовном - законах и (или) иных нормативных правовых актах, в которых определяются понятия признаков, отсутствующих в бланкетных нормах УК РФ, что аксиоматично необходимо для законной и обоснованной квалификации преступлений. Для того чтобы знать закон и (или) иной нормативный правовой акт, ссылки на которые содержатся - сделаны или подразумеваются - в бланкетных нормах УК РФ, требуется суметь их отыскать, изучить, вычленить в них те нормы или ту норму, в которых или в которой раскрывается содержание признаков преступлений, отсутствующих - не определенных - в бланкетных нормах этого УК. Причем обязанность осуществления всего этого возложена на каждого правоприменителя с само собой разумеющимся условием, что он должен проделать такую работу самостоятельно, без чьей-либо помощи, в том числе без помощи иных специалистов области права.
В связи с этим представляется целесообразным освободить правоприменителя от самостоятельного отыскания других - не уголовного - законов и (или) иных нормативных правовых актов и предусмотренных в них норм и вычленения этих норм, в которых определяются признаки, отсутствующие в бланкетных нормах УК РФ, посредством осуществления такой работы централизованно на законодательном уровне. Для этого необходимо дополнить УК РФ, во-первых, примечаниями ко всем статьям данного УК, содержащим бланкетные нормы, с приведением в них реквизитов других законов и (или) иных нормативных правовых актов, в которых раскрывается содержание отсутствующих в УК РФ бланкетных признаков, а именно наименований, дат принятия, источников опубликования и предусмотренных в них конкретных норм, определяющих указанные признаки, и, во-вторых, включить в названный УК приложения с приведением в них текстов норм перечисленных законов и актов, в которых раскрывается содержание признаков, являющихся в названном УК бланкетными.
2. Проблема пробельности уголовно-правовых норм состоит, в частности, в следующем. Во-первых, при наличии в УК РФ бланкетных норм в нем не узаконено их применение. Это вытекает из содержания ст. 1 данного УК, в ч. 1 которой установлено, что «уголовное законодательство Российской Федерации состоит из настоящего Кодекса. Новые законы, предусматривающие уголовную ответственность, подлежат включению в настоящий Кодекс», и в ее ч. 2, что «настоящий Кодекс основывается на Конституции Российской Федерации и общепризнанных принципах и нормах международного права», и в то же время в ней и других статьях этого УК отсутствует норма, предусматривающая основанность УК РФ на других законах и (или) иных нормативных правовых актах, ссылки на которые содержатся - сделаны или подразумеваются - в бланкетных нормах названного УК. Очерченный пробел обосновывает предложение дополнить ст. 1 этого УК ч. 3, закрепив в ней норму следующего содержания: «Настоящий Кодекс основывается также на других законах и (или) иных нормативных правовых актах, ссылки на которые сделаны - содержатся или подразумеваются - в его бланкетных нормах».
Во-вторых, к пробелу нужно отнести то обстоятельство, что в ч. 2 ст. 1 УК РФ наряду с указанием на основанность данного УК на общепринятых принципах и нормах международного права отсутствует оговорка об их ратификации Российской Федерацией.
В-третьих, в ч. 1 ст. 105 УК РФ убийство определено как «умышленное причинение смерти другому человеку» без указания на такой его признак, как «противоправность» причинения смерти, тогда как правомерное причинение смерти другому человеку, например, при необходимой обороне убийством не является. При подробном и глубоком изучении норм УК РФ в них возможно выявить и другие пробелы.
3. Проблема нестабильности отдельных норм УК РФ и Уголовного кодекса в целом выражается в многочисленности изменений и дополнений, вносимых в них и в другие законы и (или) иные нормативные правовые акты, ссылки на которые содержатся - сделаны или подразумеваются - в бланкетных нормах данного УК. С момента принятия УК РФ в 1996 г. и его введения в действие с 1 января 1997 г. в него внесено изменений и дополнений более чем ста пятьюдесятью законами, в количестве, превышающем тысячу. Причем в один и тот же день вносились изменения шестью, тремя или двумя разными законами. Как справедливо отмечено в прессе видным ученым в области теории государства и права, «Уголовный кодекс оказался »в лохмотьях« . В этой же публикации справедливо отмечается, что »ведомственные и локальные акты принимаются нередко вопреки нормам закона« . К ним относятся и те нормативные правовые акты, на которые сделаны ссылки в бланкетных нормах УК РФ. В связи с этим правоприменителям приходится постоянно перестраиваться и приспосабливаться к тем и другим изменениям и дополнениям, что представляет для них дополнительные существенные и серьезные трудности.

4. Проблема недостаточной системности в рамках как УК РФ, так и других отраслей законодательства заключается, в частности, в противоречивости отдельных норм УК РФ. Например, в закреплении в ч. 2 ст. 3 УК РФ положения, на основании которого »применение уголовного закона по аналогии не допускается«, и вместе с тем в указании в ст. 228 и 228.1 УК РФ на аналоги наркотических средств или психотропных веществ, что иначе как применением уголовного закона по аналогии расценить нельзя; в неодинаковом и (или) неполном определении одних и тех же признаков преступлений. Или, скажем, согласно Примечанию к ст. 318 УК РФ, »представителем власти в настоящей статье и других статьях настоящего Кодекса признается должностное лицо правоохранительного или контролирующего органа, а также иное должностное лицо, наделенное в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от него в служебной зависимости«, в то время, как из этого определения неясно, относятся ли к представителям власти лица, выполняющие функции законодательной и судебной ветвей власти, предусмотренных ст. 10 Конституции РФ, на что, впрочем, обращено внимание в п. 3 Постановления
Отсутствие системной согласованности проявляется и в недостаточной последовательности уголовно-правовых норм и норм других отраслей права, что видно на примере ст. 4 УК РФ, устанавливающей, что »лица, совершившие преступления, равны перед законом и подлежат уголовной ответственности независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств«. Здесь по существу воспроизводятся нормы, закрепленные в ч. 1 и 2 ст. 19 Конституции РФ, но не учитывается предусмотренный ст. 91, ч. 1 ст. 98 и ч. 1 ст. 122 Конституции РФ статус неприкосновенности соответственно Президента РФ, членов Совета Федерации и депутатов Государственной Думы, а также судей, наличие которого целесообразно было бы оговорить в примечании к ст. 4 УК РФ, включив его в УК РФ.
5. Проблема многословности формулировок диспозиций некоторых норм Особенной части УК РФ наиболее ярко проявляется в формулировках диспозиций ч. 1 ст. 141.1, ч. 1 ст. 142.1, ст. 172.1, ч. 1 ст. 185.3, ч. 1 ст. 185.5 УК. Так, в диспозиции последней из приведенных норм содержится 244 слова, включая предлоги. Аксиоматично, что уяснить содержание таких диспозиций и, соответственно, применить подобную норму в следственной и судебной практике правоприменителю весьма сложно.
6. Проблема использования в УК РФ терминов и понятий, содержание и границы которых не определены законодателем, достаточно отчетливо выражается в том, что, к примеру, в п. »л« ч. 2 ст. 105, п. »е« ч. 2 ст. 111, п. »е« ч. 2 ст. 112 и ряде других норм УК РФ в качестве квалифицирующего признака предусмотрено совершение преступлений »по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы«, однако законодатель не определил понятие »какая-либо социальная группа" и его границы.
7. Многопредметность отдельных преступлений, предусмотренных отдельными нормами Особенной части УК РФ, заключается, к примеру, в установлении в ст. 226.1 и 229.1 УК ответственности за контрабанду значительного числа различных предметов этих преступлений, не определенных в названных статьях и определяемых в других законах и (или) иных нормативных правовых актах, что вызывает необходимость, с одной стороны, отыскания и применения этих законов и актов и, с другой - назначения и проведения экспертиз для идентификации таких предметов.
Дальнейшее развитие уголовного законодательства РФ видится в устранении или минимизации очерченных проблем.

Теги: Законотворчество
Автор:  Гаухман Л.Д., Журавлев М.П.

Частые вопросы

Адрес

  • 443 093, г. Самара
    ул. Мориса Тореза, 1а (адрес адвокатской коллегии)

График работы
  • Круглосуточно
  • 7 дней в неделю

Сайт
Телефон
  • +7 495 500 29 80


Факс:
  • +7 846 336 58 01
Для корреспонденции
  • 117570, г. Москва, А/Я №32


Эл.почта

Это закрытый раздел сайта, просмотр только после регистрации
ВХОД
Ошибка
Эл. почта
Пароль
Войти
Вспомнить пароль
Зарегистрироваться
РЕГИСТРАЦИЯ
Ошибка
Имя*
Фамилия*
Адрес e-mail*
Регистрация
Авторизация
ВОСТАНОВЛЕНИЕ
Ошибка
Адрес e-mail
Востановить
Авторизация