К вопросу о принципе справедливости в уголовном законодательстве


09.10.2015

К вопросу о принципе справедливости в уголовном законодательстве

Социальная справедливость в уголовном праве реализуется в принципах справедливости (ст. 6 УК РФ), общих началах назначения наказания (ст. 60 УК РФ) и достижении цели восстановления социальной справедливости (ч. 2 ст. 43 УК РФ). В двух последних статьях при определении уголовной ответственности виновного лица конкретизируется основной принцип справедливости, который включает в себя и правила уголовно-правовой оценки совершенного общественно опасного деяния.
Принцип справедливости (ст. 6 УК РФ) означает, что наказание или иная мера уголовно-правового воздействия, примененная к лицу, совершившему преступление, должна быть справедливой, т.е. соответствовать тяжести преступления, конкретным обстоятельствам совершения преступления и особенностям личности виновного. Возможность реализации этого положения заключается в самом содержании уголовного закона, в котором большинство санкций уголовно-правовых норм Особенной части носят относительно-определенный или альтернативный характер, что позволяет суду учесть все особенности рассматриваемого преступления и максимально индивидуализировать ответственность и наказание.
Часть вторая ст. 6 УК РФ о том, что никто не должен нести уголовную ответственность за одно и то же преступление дважды, является воспроизведением нормы конституционного права, выраженного в ч. 1 ст. 50 Конституции РФ: «Никто не может быть повторно осужден за одно и то же преступление», что делает этот принцип конституционным.
Реализация принципа справедливости тесно связана с построением санкций уголовно-правовых норм, определением в них видов и размеров наказания, которые должны быть осуществлены в законодательных пределах. Задача законодателя заключается в обоснованном соблюдении соразмерности наказания и других мер уголовно-правового характера общественно опасному действию или бездействию, предусмотренным диспозицией статьи Особенной части УК.
В УК РФ много альтернативных санкций, в том числе предусматривающих штраф или лишение свободы. По мнению Л.Д. Гаухмана, это равнозначно допустимости замены одного из этих видов наказания другим и, следовательно, нарушению установленного в ст. 4 УК принципа равенства граждан перед законом независимо от имущественного положения . Солидаризируясь с названной позицией автора, приведем дополнительные аргументы. Например, соразмерны ли санкции квалифицированных составов ст. 264 УК:

- ч. 4 ст. 264 УК. Нарушение лицом, управляющим автомобилем, трамваем либо другим механическим транспортным средством, правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств, совершенное лицом, находящимся в состоянии опьянения, повлекшее по неосторожности смерть человека, предусматривает лишение свободы на срок до семи лет с лишением права управлять транспортным средством на срок до трех лет;
- ч. 6 ст. 264 УК. Нарушение лицом, управляющим автомобилем, трамваем либо другим механическим транспортным средством, правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств, совершенное лицом, находящимся в состоянии опьянения, повлекшее по неосторожности смерть двух или более лиц, предусматривает альтернативные виды кумулятивных наказаний за более тяжкое (в отличие от ч. 4 ст. 264 УК) преступление в виде:
- принудительных работ на срок до пяти лет с лишением права управлять транспортным средством на срок до трех лет либо
- лишения свободы на срок до девяти лет с лишением права управлять транспортным средством на срок до трех лет (в ред. Федерального закона от 7 декабря 2011 г. Аналогичная ситуация возникла на пике борьбы с педофилией, повлекшей внесение дополнений в нормы законодательства, определяющие наказание за преступления против половой свободы и половой неприкосновенности несовершеннолетних. Часть 3 ст. 134 «Половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста»  устанавливает уголовную ответственность за половое сношение (ч. 1), мужеложство или лесбиянство (ч. 2), совершенные лицом, достигшим восемнадцатилетнего возраста, в отношении лица, достигшего двенадцатилетнего возраста, но не достигшего четырнадцатилетнего возраста.

В ч. 6 данной статьи предусмотрена ответственность за: «деяния, предусмотренные частью третьей настоящей статьи, совершенные лицом, имеющим судимость за ранее совершенное преступление против половой неприкосновенности несовершеннолетнего». За эти действия установлено наказание в виде лишения свободы на срок от пятнадцати до двадцати лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до двадцати лет либо пожизненным лишением свободы.
Представляется, что с включением данного особо квалифицирующего признака возникли как минимум две проблемы, которые следовало бы решить на законодательном уровне. Во-первых, явная несоразмерность санкций. По ч. 6 ст. 134 УК РФ наказание более строгое, чем за убийство или причинение тяжкого вреда здоровью. Во-вторых, уголовно-правовой анализ статьи позволяет сделать однозначные выводы, если ранее судимым за преступление против половой неприкосновенности совершаются более тяжкие деяния, чем предусмотрены в ч. 3, законом установлены менее строгие санкции. Например, указанный в ч. 6 ст. 134 УК РФ субъект совершает половое сношение или иные действия сексуального характера в отношении двух или более лиц, достигших двенадцатилетнего возраста, но не достигших четырнадцатилетнего возраста (ч. 4 ст. 134 УК РФ). За это общественно опасное действие предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок от восьми до пятнадцати лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до двадцати лет либо без такового.
В ч. 5 ст. 134 УК РФ за «деяния, предусмотренные частями первой, второй, третьей или четвертой настоящей статьи, совершенные группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой», - наказание в виде лишения свободы на срок от двенадцати до двадцати лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до двадцати лет или без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.
По смыслу закона деяния виновного могут быть квалифицированы по ч. 6 ст. 134 УК РФ только при наличии условий, прописанных в ч. 3 ст. 134 УК РФ, и не более, так как в соответствии с принципом законности (ст. 3 УК РФ): «1. Преступность деяния, а также его наказуемость и иные уголовно-правовые последствия определяются только настоящим Кодексом», а применение уголовного закона по аналогии не допускается (ч. 2).
Полагаем, что в обсуждаемой ситуации просматривается недоработка законодателя, требующая корректировки особо квалифицирующего признака данной уголовно-правовой нормы. Представляется целесообразным ч. 6 ст. 134 УК РФ изложить в следующей редакции: «6. Деяния, предусмотренные частями первой, второй, третьей, четвертой или пятой настоящей статьи, совершенные с лицом, достигшим двенадцатилетнего возраста, но не достигшим четырнадцатилетнего возраста, лицом, имеющим судимость за ранее совершенное преступление против половой неприкосновенности несовершеннолетнего, - наказываются...» Аналогичные дополнения целесообразно внести и в ч. 5 ст. 135 УК РФ.
Для законопроектных работ в направлении изменений и дополнений УК РФ характерно стремление ужесточить действующие санкции многих уголовно-правовых норм, при том что судебная практика далеко не исчерпала и не исчерпывает карательных возможностей действующих санкций.
Следующий аспект реализации принципа справедливости связан с построением санкций уголовно-правовых норм, определением видов и размеров наказания. Возможность реализации этого принципа заключается в самом содержании уголовного закона. Так, санкции уголовно-правовых норм носят относительно-определенный или альтернативный характер, что позволяет максимально учесть индивидуальные особенности совершенного преступления и личность виновного при определении уголовной ответственности и наказания.
Вместе с тем позиция законодателя в ряде случаев вызывает спорность принимаемых решений. С одной стороны, наказания ужесточаются за тяжкие и особо тяжкие преступления, с другой - исключаются нижние пределы лишения свободы за эти же преступления (например, санкции статей против здоровья и др.). Согласуется ли с исследуемым принципом исключение нижних пределов максимального наказания в виде лишения свободы? Так, в санкциях ст. 111 УК РФ «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью»  не указан нижний предел лишения свободы: в ч. 1 - до 8 лет; в ч. 2 - до 10 лет; в ч. 3 - до 12 лет и в ч. 4 - до 15 лет. При таком положении даже за особо квалифицированный состав ч. 4 ст. 111 УК РФ (А.В. Наумов называет это преступление «завуалированным убийством») суд, не нарушая уголовного закона, вправе назначить наказание согласно ч. 2 ст. 56 УК РФ в два месяца лишения свободы.

В рамках этой же проблемы следует отметить множество относительно-определенных санкций с большим разрывом между нижним и верхним пределом наказания, например, ч. 2 ст. 105 УК РФ предусматривает реальное лишение свободы от восьми до двадцати лет лишения свободы. Таким образом, вполне на законных основаниях назначенное наказание за квалифицированное убийство согласно ст. 73 УК РФ может быть условным. Чтобы избежать возможности судебного произвола либо давления на судей со стороны криминальных структур, разрыв между нижним и верхним пределом наказания следует сократить от трех до пяти лет. Это будет соответствовать и принципу соразмерности. Именно три года лишения свободы законодатель определил в качестве мерила отсчета категорий преступления. "Преступлениями небольшой тяжести признаются умышленные и неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное настоящим Кодексом, не превышает трех лет лишения свободы (в ред. Федерального закона от 07.12.2011 Дальнейший путь развития российского уголовного законодательства - исключение из норм Особенной части УК всех санкций и перенесение их в Общую часть . Это может быть достигнуто посредством дифференциации преступлений не на четыре категории, как сейчас в УК РФ (ст. 15), а на 15 - 25 или более категорий и установления санкций за совершение преступлений каждой из этих категорий. В статьях же Особенной части УК вместо текста санкций после диспозиции каждой статьи, состоящей из одной части, или части статьи, состоящей из двух или более частей, достаточно указания номера категории преступлений.

Воплощение предлагаемой новации будет иметь многостороннее значение.
Во-первых, в Уголовном кодексе наглядно высветится государственно-правовая оценка соотношения степени тяжести преступлений и косвенно - сущность социально-экономической формации: чьи именно интересы и как строго охраняет уголовное право.
Во-вторых, такая наглядность сделает доступным для всех граждан уяснение степени опасности каждой категории преступлений, выраженной в воле законодателя, что послужит повышению уровня правосознания населения и, следовательно, возрастанию эффективности предупредительной роли уголовного законодательства.
В-третьих, это примерно наполовину уменьшит текст Особенной части УК.
В-четвертых, такое нововведение повысит степень усвоения и знания санкций специалистами и соответственно будет способствовать законному и обоснованному применению их судом (в частности, присяжных заседателей).
Вызывает дискуссии вопрос о справедливости при уголовно-правовой оценке конкретных юридических фактов. Трудно объяснима позиция законодателя с точки зрения социальной справедливости, связанная с институтом конфискации имущества. В 2003 г. как вид наказания конфискация практически без научно-практического обсуждения исключается из Уголовного кодекса, но уже в 2006 г. вводится как иная мера уголовно-правового характера. При этом, во-первых, изменилась юридическая природа конфискации имущества. Из дополнительного наказания, назначаемого в рамках санкций статей УК РФ, данный вид уголовно-правового принуждения стал иной мерой уголовно-правового характера, применяемого судом при наличии условий, прописанных в ст. 104.1 УК РФ, совместно с наказанием. Во-вторых, как объяснить, что не за все корыстные и корыстно-насильственные преступления она предусмотрена? Например, конфискация имущества не учтена в отношении наиболее распространенных корыстных и корыстно-насильственных преступлений, предусмотренных ст. 158 - 162, 163, 164 УК РФ, составляющих более 50% всех зарегистрированных преступлений .

Следующий аспект связан не только с реализацией принципа справедливости, но и равенства граждан перед законом. Федеральным законом от 22 июля 2010 г.

Теги: Справедливости в уголовном законодательстве
Автор:  Абубакиров Ф.М.

Частые вопросы

Адрес

  • 443 093, г. Самара
    ул. Мориса Тореза, 1а (адрес адвокатской коллегии)

График работы
  • Круглосуточно
  • 7 дней в неделю

Сайт
Телефон
  • +7 495 500 29 80


Факс:
  • +7 846 336 58 01
Для корреспонденции
  • 117570, г. Москва, А/Я №32


Эл.почта

Это закрытый раздел сайта, просмотр только после регистрации
ВХОД
Ошибка
Эл. почта
Пароль
Войти
Вспомнить пароль
Зарегистрироваться
РЕГИСТРАЦИЯ
Ошибка
Имя*
Фамилия*
Адрес e-mail*
Регистрация
Авторизация
ВОСТАНОВЛЕНИЕ
Ошибка
Адрес e-mail
Востановить
Авторизация