Проблемы квалификации насильственных преступлений


09.10.2015

Проблемы квалификации насильственных преступлений

К актуальным вопросам квалификации насильственных преступлений представляется обоснованным отнести, в частности, следующие: 1) об определении понятия насилия независимо от степени его интенсивности и угрозы применения; 2) об определении и разграничении понятий насилия, опасного и не опасного для жизни или здоровья, и угрозы применения того и другого; 3) о квалификации преступлений, совершенных с применением насилия, повлекшего последствия в виде вреда здоровью, по совокупности преступлений или нет и 4) о квалификации преступлений, предусмотренных двумя статьями УК РФ, одной из них установлена ответственность за деяние, сопряженное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, а другой - за такое же или сходное с ним более опасное преступление, по совокупности преступлений или только за наиболее опасное.
Ответы на эти вопросы порой носят дискуссионный характер. Вместе с тем полагаю, что я вправе выразить собственную позицию по названным вопросам, в частности, в связи с защитой мной кандидатской диссертации на тему «Уголовно-правовая борьба с разбойными нападениями, совершаемыми с целью завладения личным имуществом граждан», состоявшейся почти 50 лет тому назад - 2 июля 1964 г., докторской диссертации на тему «Проблемы уголовно-правовой борьбы с насильственными преступлениями в СССР» - 25 апреля 1978 г., публикаций монографий на темы «Борьба с насильственными посягательствами» (1969 г.) и «Проблемы уголовно-правовой борьбы с насильственными преступлениями в СССР» (1974 г.).
1. Наиболее обоснованным представляется определение понятия физического насилия как общественно опасного противоправного воздействия на внешнюю или внутреннюю сферы организма другого человека против его воли, когда воздействие на внешнюю сферу выражается в причинении смерти, вреда здоровью, физической боли или сопряжено со связыванием, сваливанием, ограничением свободы либо с иными подобными действиями, а на внутреннюю сферу - в даче, введении наркотических средств, психотропных, ядовитых или отравляющих веществ без согласия и ведома потерпевшего лица, что влечет или может повлечь те же последствия. Под угрозой применения насилия обоснованно понимать запугивание, устрашение, по выражению проф. М.М. Гродзинского, «стращание» другого лица применением к нему физического насилия в различной форме - словесной, жестами, демонстрацией оружия или другими действиями, воспринимаемое потерпевшим лицом как действительное, реальное, а не мнимое. При определении понятий физического насилия и угрозы его применения в целом, т.е. в широком смысле не имеет значения степень интенсивности того и другого.
2. В нормах Особенной части УК РФ предусматривается ответственность, во-первых, за применение физического насилия или названной угрозы насилием в целом, во-вторых, за применение физического насилия, опасного для жизни или здоровья, либо угрозы таковым и, в-третьих, за применение физического насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо угрозы таковым. Это вызывает необходимость определения и разграничения понятий насилия, опасного и не опасного для жизни или здоровья, и угрозы тем и другим.
Критериями определения степени интенсивности - тяжести - насилия, как опасного и не опасного для жизни или здоровья, являются наступившие последствия, причиненные умышленно или по неосторожности, и способ действия.
Следует отметить, что под употребляемым в нормах УК РФ термином «насилие», причем как опасного, так и не опасного для жизни или здоровья, понимается исключительно физическое насилие.
Физическое насилие, опасное для жизни или здоровья, - это осуществленное на внешнюю или внутреннюю сферы организма другого человека против его воли и без его согласия воздействие, повлекшее умышленное причинение ему смерти, тяжкого или средней тяжести вреда его здоровью или легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности, либо представляющее собой по способу в момент применения реальную опасность для его жизни или здоровья.
Аналогично применительно к насилию как признаку основного состава разбоя, а также к составу разбоя, повлекшего причинение тяжкого вреда здоровью, но без указания на умышленное причинение вреда здоровью и на причинение смерти, насилие, опасное для жизни или здоровья, определялось в п. 5 и абз. 1 п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 5 сентября 1986 г.
При оценке по способу действия всегда является опасным для жизни или здоровья потерпевшего физическое насилие с применением оружия или предметов, объективно заменяющих оружие, либо ядовитых или отравляющих веществ, а также осуществленное общеопасным способом, к примеру, путем сталкивания с движущегося транспорта или под движущийся транспорт, с лестницы, выталкивания из окна или с балкона дома и т.д.
Физическое насилие, не опасное для жизни или здоровья, - это осуществленное на внешнюю или внутреннюю сферы организма другого человека против его воли и без его согласия воздействие, выражающееся в нанесении ему побоев, совершении в отношении него иных насильственных действий, влекущих физическую боль, а также в ограничении его свободы посредством связывания, скручивания рук, затыкания рта, удержания при попытке убежать от виновного или догнать его либо во введении в его внутренние органы сильнодействующих или одурманивающих веществ в дозах, не представляющих опасности для жизни и здоровья. Причинение смерти, тяжкого или средней тяжести вреда здоровью либо легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности, исключительно по неосторожности, т.е. при отсутствии умышленного отношения к любому из перечисленных видов причинения вреда, представляющих собой последствия примененного физического насилия, не являются признаком, характеризующим насилие как опасное для жизни или здоровья, и такое физическое насилие необходимо оценивать как не опасное для жизни или здоровья.
В случаях, когда оценка степени интенсивности физического насилия как опасного или не опасного для жизни или здоровья только по последствиям и способу действия невозможна, необходимо учитывать и другие обстоятельства содеянного, в частности, время, место, обстановку (условия) совершения преступления. В этой связи в абз. 7 п. 21 упомянутого Постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» содержится следующее разъяснение: «Если в ходе хищения чужого имущества в отношении потерпевшего применяется насильственное ограничение свободы, вопрос о признании в действиях лица грабежа или разбоя должен решаться с учетом характера и степени опасности этих действий для жизни или здоровья, а также последствий, которые наступили или могли наступить (например, оставление связанного потерпевшего в холодном помещении, лишение его возможности обратиться за помощью)». Когда же учет всех обстоятельств содеянного не дает возможности определить степень интенсивности физического насилия как опасного или не опасного для жизни или здоровья, то его следует оценивать как не опасное для этих благ личности, что вытекает из содержания ч. 3 ст. 49 Конституции РФ, согласно которой «Неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого».
Степень интенсивности угрозы применения насилия зависит от степени интенсивности физического насилия, применением которого виновный запугивает потерпевшего. Если виновный устрашает потерпевшего причинением ему смерти, вреда здоровью или угрожающим его жизни или здоровью способом совершения насильственных действий, то налицо угроза физическим насилием, опасным для жизни или здоровья. При запугивании потерпевшего применением к нему физического насилия, не опасного для жизни или здоровья, равно как при невозможности определить степень интенсивности угрозы, она оценивается как угроза применения физического насилия, не опасного для жизни или здоровья. Последнее вытекает из содержания цитированной нормы, установленной ч. 3 ст. 49 Конституции РФ.
3. В следственной и судебной практике нередко возникают споры о квалификации преступлений, составы которых сформулированы как формальные, поскольку в них в качестве признака объективной стороны названо только деяние в форме действия в виде насилия или угрозы его применения и не предусмотрено последствие, но в конкретном преступлении влекутся последствия в виде смерти или вреда здоровью. Требуется ли здесь квалификация по совокупности?
Представляется, что, когда при указанных обстоятельствах преступлениями, совершенными с применением насилия, причинены смерть или вред здоровью, содеянное необходимо квалифицировать по совокупности преступлений, так как составами преступлений, совершенных с применением насилия, когда в качестве их признаков последствия в виде причинения смерти или вреда здоровью не предусмотрены, эти последствия такими составами не охватываются. Не требуется квалификации преступлений по совокупности, лишь когда в составах преступлений, совершенных с применением насилия, предусматривается причинение указанных последствий, как это имеет место, например, в составе разбоя, в качестве особо квалифицирующего признака которого п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ предусмотрено последствие в виде причинения тяжкого вреда здоровью потерпевшего.
При квалификации содеянного по совокупности преступлений в зависимости от формы вины последствия следует оценивать по соответствующим статьям УК РФ как умышленное причинение смерти или вреда здоровью либо причинение смерти или тяжкого вреда здоровью по неосторожности с учетом того, что причинение по неосторожности средней тяжести и легкого вреда здоровью преступлением не является и ненаказуемо. Исключение может представлять умышленное причинение легкого вреда здоровью, вызвавшее кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности, что обусловлено отнесением причинения такого вреда к категории дел частного обвинения, и инициатором привлечения виновного к уголовной ответственности по данной категории уголовных дел является потерпевший.
Обоснованность предлагаемой квалификации очерченных ситуаций по совокупности преступлений косвенно подтверждается разъяснением, содержащимся в абз. 1 п. 23 упомянутого Постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое», согласно которому «При квалификации действий виновного по пункту »г« части второй статьи 162 УК РФ судам следует в соответствии с Федеральным законом от 13 ноября 1996 г. »Об оружии« и на основании экспертного заключения устанавливать, является ли примененный при нападении предмет оружием, предназначенным для поражения живой или иной цели. При наличии к тому оснований, предусмотренных Законом, действия такого лица должны дополнительно квалифицироваться по статье 222 УК РФ».
Предлагаемая квалификация названных преступлений по совокупности отвечает содержанию нормы, установленной ч. 1 ст. 17 УК РФ. Однако в абз. 4 п. 21 этого Постановления Пленума Верховного Суда РФ указано, что «Применение насилия при разбойном нападении, в результате которого потерпевшему умышленно причинен легкий или средней тяжести вред здоровью, охватывается составом разбоя и дополнительной квалификации по статьям 115 или 112 УК РФ не требует. В этом случае содеянное квалифицируется по части первой статьи 162 УК РФ, если отсутствуют отягчающие обстоятельства, предусмотренные частью второй или третьей данной статьи». Последнюю рекомендацию можно было бы обосновать тем, что причинение легкого вреда здоровью отнесено к категории преступлений небольшой тяжести, а причинение средней тяжести вреда здоровью - к категории преступлений средней тяжести, тогда как совершение разбоя, предусмотренного ч. 1 ст. 162 УК РФ, признано тяжким преступлением. Но при таком обосновании возникает противоречие между данным положением и цитированной рекомендацией, содержащейся в абз. 1 п. 23 этого же Постановления Пленума Верховного Суда РФ, так как преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 222 УК РФ, также отнесено к категории преступлений средней тяжести.
4. Вопрос о квалификации преступлений, предусмотренных одновременно двумя статьями УК РФ, одной из которых установлена ответственность за деяние, сопряженное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, а другой - за такое же или сходное с ним более опасное преступление, по совокупности преступлений или только за наиболее опасное, поставлен в связи с тем, что, в частности, одновременно двумя статьями предусмотрена ответственность, с одной стороны, за разбой, вымогательство, изнасилование, насильственные действия сексуального характера, и с другой - за убийство, сопряженное с разбоем, вымогательством, изнасилованием, насильственными действиями сексуального характера.
Применительно к разбою ответ на этот вопрос содержится в разъяснении, данном в п. 22 цитированного Постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое», в котором указано, что «Если лицо во время разбойного нападения совершает убийство потерпевшего, содеянное им следует квалифицировать по пункту »з« части второй статьи 105 УК РФ, а также по пункту »в« части третьей статьи 162 УК РФ. При наличии в действиях виновного в разбойном нападении других отягчающих обстоятельств (например, разбой, совершенный группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, с применением оружия и т.п.) эти признаки объективной стороны разбоя должны быть указаны в описательной части приговора».
С этой рекомендацией Пленума Верховного Суда РФ необходимо полностью согласиться. Она обосновывается спецификой формулировки п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, в котором установлена ответственность за убийство, совершенное одновременно «из корыстных побуждений или по найму, а равно сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом», и при квалификации содеянного только по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ останется неясным, при наличии какого из пяти названных квалифицирующих признаков совершено конкретное убийство. Аналогично сформулирован п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ, которым установлена ответственность за убийство, совершенное «с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение, а равно сопряженное с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера».
Для квалификации содеянного только по ст. 105 УК РФ, а не по совокупности с другой статьей этого УК об ответственности за менее опасное преступление, сопряженное с насилием, представляется необходимым внести изменения в УК РФ, предусмотрев каждый признак, квалифицирующий убийство, в самостоятельном пункте ст. 105 этого УК. Это с учетом, в частности, ограниченности алфавита возможно осуществить посредством дополнения ст. 105 данного УК частью 3, в пунктах которой предусмотреть те особо квалифицирующие признаки, которые характеризуют убийство, сопряженное с совершением индивидуализированного вида тяжкого насильственного преступления.

Теги: Квалификации насильственных преступлений
Автор:  Гаухман Л.

Частые вопросы

Адрес

  • 443 093, г. Самара
    ул. Мориса Тореза, 1а (адрес адвокатской коллегии)

График работы
  • Круглосуточно
  • 7 дней в неделю

Сайт
Телефон
  • +7 495 500 29 80


Факс:
  • +7 846 336 58 01
Для корреспонденции
  • 117570, г. Москва, А/Я №32


Эл.почта

Это закрытый раздел сайта, просмотр только после регистрации
ВХОД
Ошибка
Эл. почта
Пароль
Войти
Вспомнить пароль
Зарегистрироваться
РЕГИСТРАЦИЯ
Ошибка
Имя*
Фамилия*
Адрес e-mail*
Регистрация
Авторизация
ВОСТАНОВЛЕНИЕ
Ошибка
Адрес e-mail
Востановить
Авторизация