О согласии на совершение сделок должником в процедурах несостоятельности (банкротства)


О согласии на совершение сделок должником в процедурах несостоятельности (банкротства)

Согласие на совершение сделок в процедурах несостоятельности (банкротства) выдается должнику или действующему от имени должника арбитражному управляющему.

Особенности предоставления согласия зависят от вида процедуры несостоятельности (банкротства), ее цели и назначения. Следует также разграничивать в процедурах несостоятельности (банкротства) согласие третьего лица, согласие органа юридического лица, согласие собственника имущества унитарного предприятия, согласие собрания кредиторов (комитета кредиторов).
В процедуре наблюдения должник сам управляет своими делами. Если должник - юридическое лицо, то вовне его волю выражают его органы, действующие от имени юридического лица (п. 1 ст. 53 ГК).

С 1 сентября 2014 г. в ГК введена норма о возможности предоставления полномочий действовать от имени юридического лица одновременно нескольким лицам, которые вправе действовать совместно или независимо друг от друга (абз. 3 п. 1 ст. 53). Речь идет о волеизъявляющих органах, к которым относятся единоличный исполнительный орган или несколько таких органов.
Возможность изъявлять волю юридического лица несколькими субъектами может быть предусмотрена учредительными документами юридического лица. В ГК не определено, каким образом действуют от имени юридического лица его несколько исполнительных органов. Представляется, что в учредительных документах должен быть определен порядок деятельности каждого уполномоченного лица, а временный управляющий при выдаче согласия на совершение сделок должен учитывать положения устава юридического лица, сохраняющего свою силу в связи с введением процедуры наблюдения, о представлении интересов юридического лица.
Порядок заключения сделок должником в процедуре наблюдения зависит, во-первых, от субъектного состава участников сделки, а во-вторых, от вида сделки.

В процедуре наблюдения сделки или несколько взаимосвязанных между собой сделок, указанные в п. 2 ст. 64 ФЗ от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» , совершаются должником - юридическим лицом исключительно с согласия временного управляющего. Указанное согласие должно быть выражено в письменной форме. Согласно п. 2 ст. 157.1 ГК согласие на совершение сделки предоставляется в разумный срок.

Согласие временного управляющего следует квалифицировать как согласие третьего лица на совершение сделки.
Правовое положение временного управляющего оценивается в доктрине неоднозначно. Признавая анализируемые ограничения для юридических лиц ограничением или лишением должника его дееспособности , по существу временного управляющего считают представителем должника. Конституционный Суд РФ высказал свою правовую позицию, признав, что «...предусмотренные Федеральным законом »О несостоятельности (банкротстве)« последствия введения наблюдения (в частности, необходимость получения согласия временного управляющего на совершение сделок, запрет на реорганизацию и ликвидацию должника, создание юридических лиц, филиалов, представительств, выплату дивидендов, размещение ценных бумаг) представляет собой существенные ограничения дееспособности предприятия-должника...» . В то же время существует в доктрине и иной взгляд на проблему ограничения должника в совершении им сделок со своим имуществом, которые рассматриваются как публично-правовые последствия введения процедуры несостоятельности , должник в этом случае сохраняет в полном объеме дееспособность, а временный управляющий, выполняя свои полномочия, действует в интересах должника, его кредиторов и в публичных интересах.

Арбитражный управляющий не вправе передавать свои полномочия о согласии на совершение сделок третьим лицам, решение о согласии он должен принять и изъявить лично (п. 10 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 23 июля 2009 г. N 60 ).

В ст. 157.1 ГК разграничиваются предварительное согласие на совершение сделки и последующее одобрение сделки как два самостоятельных вида согласия.
В п. 2 ст. 64 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» законодатель использует понятие «согласие временного управляющего», не определяя его вида. Может ли быть согласие временного управляющего выражено в виде последующего одобрения сделки? Следует отметить, что понятия «предварительное согласие на совершение сделки» и «последующее одобрение сделки» введены в гражданское законодательство ФЗ от 7 мая 2013 г. N 100-ФЗ «О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации» .

На наш взгляд, согласие временного управляющего представляет собой все-таки предварительное согласие на совершение сделки, так как оно предотвращает неправомерное отчуждение имущества должника, способствует его сохранению. Однако подобный вывод все-таки не следует из текста Закона. Представляется, что п. 2 ст. 64 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» в этой части следует уточнить.
В качестве меры обеспечения в процедуре наблюдения должник - юридическое лицо дополнительно может быть ограничен в совершении сделок арбитражным судом, так как временному управляющему предоставлено право обращения с ходатайством к арбитражному суду о запрете самостоятельного совершения сделок, не указанных в п. 2 ст. 64 Закона (п. 2 ст. 46, абз. 3 п. 1 ст. 66). В этом случае указанные сделки также совершаются с согласия временного управляющего.

Единоличный орган юридического лица может быть отстранен от исполнения своих обязанностей в процедуре наблюдения по основаниям, предусмотренным ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», а его функции осуществляет исполняющий обязанности руководителя, о чем арбитражным судом выносится определение (ст. 69). Исполняющий обязанности руководителя юридического лица также должен получить согласие на совершение сделок от временного управляющего, поскольку на него возложены функции руководителя юридического лица.
Должник - индивидуальный предприниматель в процедуре наблюдения также ограничивается в распоряжении принадлежащим ему имуществом посредством наложения ареста на его имущество согласно п. 1 ст. 207 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».
ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» предусмотрены различные правовые последствия для юридических и физических лиц. На наш взгляд, отсутствуют основания для применения п. 2 ст. 64 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» к физическим лицам, поскольку Законом предусмотрена иная норма, в отличие от юридических лиц, а согласно п. 1 ст. 202 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» правила, предусмотренные гл. гл. I - VIII, применяются лишь в том случае, если иное не установлено гл. X Закона.
Однако в судебной практике сложился иной подход. В абз. 3 п. 15 Постановления Пленума ВАС РФ от 30 июня 2011 г. N 51 «О рассмотрении дел о банкротстве индивидуальных предпринимателей» указывается на запрет совершения сделок, перечисленных в п. 2 ст. 64 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», и для индивидуального предпринимателя, а также и для сделок, совершаемых индивидуальным предпринимателем в непредпринимательской сфере, т.е., по существу, Пленум ВАС РФ находит основания для применения аналогии закона, хотя согласно п. 1 ст. 6 ГК для применения закона по аналогии требуются одновременно два условия: во-первых, пробел в законодательстве (в данном случае в разд. X содержится специальная норма) и, во-вторых, наличие закона, регулирующего сходные правоотношения.

Необходимо согласие супруга предпринимателя, если в предпринимательскую деятельность вовлечено общее имущество супругов (ст. 35 СК РФ). Брачным контрактом может быть предусмотрен раздельный режим имущества супругов, при котором согласия супруга не требуется. Без согласия супруга совершаются также сделки с имуществом супруга-предпринимателя, если между супругами произведен раздел имущества или имущество является объектом права собственности одного из супругов.
Можно ли признать согласие временного управляющего незаконным или недействительным?
Очевидно, что требование о недействительности согласия может быть предъявлено в том случае, если правовую природу согласия можно рассматривать в качестве сделки. Правовая природа согласия вызывает споры в доктрине. В ст. 157.1 ГК упоминается о согласии третьего лица, органа юридического лица, государственного органа или органа местного самоуправления. Согласие третьего лица, например супруга, на совершение сделки с общим имуществом рассматривают в качестве односторонней сделки .

Согласие на совершение сделки, безусловно, является волеизъявлением, однако оно само по себе не порождает каких-либо правовых последствий, поэтому его скорее можно рассматривать как одно из волеизъявлений сделки, как элемент сделки, для совершения которой оно выдается, а не в качестве самостоятельной сделки. Исходя из правовой природы согласия признать согласие недействительным, на наш взгляд, не представляется возможным.
До введения в действие ст. 157.1 ГК в судебной практике кредиторы обращались в арбитражный суд, рассматривающий дело о несостоятельности (банкротстве) должника, о признании незаконными действий временного управляющего, выдавшего согласие на совершение сделки в тех случаях, когда исполненная сделка могла повлечь убытки для должника и его кредиторов .

Признание согласия незаконным способно предотвратить потенциальный ущерб должнику и его кредиторам. ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» предоставляет возможность кредиторам обжаловать действия арбитражного управляющего, поскольку его деятельность контролируется кредиторами.
Возможно и привлечение арбитражного управляющего к гражданско-правовой ответственности, если он своими виновными действиями причинит вред должнику и его кредиторам.
Вправе ли арбитражный управляющий отозвать свое согласие?
Представляется, что согласие арбитражного управляющего не может быть отозвано. Законодатель в п. 2 ст. 157.1 ГК предусматривает предоставление согласия или отказ от него. Следовательно, лицо, выдавшее согласие, должно изъявить свою волю однократно. По этому поводу высказываются и иные суждения, Ю.С. Поваров признает, что проблема отзыва согласия остается дискуссионной .

В процедуре наблюдения при совершении некоторых сделок требуется получить наряду с согласием временного управляющего также и согласие органов юридического лица для крупных сделок или сделок с заинтересованностью или согласие собственника имущества унитарного предприятия.
Если анализировать природу согласия органа юридического лица, то не представляется возможным квалифицировать его как согласие третьего лица. Как известно, определение правовой сущности органа юридического лица вызывает споры. Органы юридического лица в доктрине рассматриваются в качестве его особых (уставных) представителей (Г.Ф. Шершеневич , Б.С. Антимонов и др.), представителей с особыми признаками (Г.В. Цепов ), особого корпоративного представителя (Н.В. Козлова ) или в качестве части юридического лица (Д.И. Мейер , С.Н. Братусь , Е.А. Суханов и др.).

Судебная практика также противоречива в определении сущности органа юридического лица . Следует отметить, что в новой редакции ГК законодатель закрепил теорию представительства. Однако указанное законоположение также небесспорно.

Орган юридического лица не обладает гражданской правосубъектностью, по этой причине он не может выступать представителем юридического лица. На наш взгляд, согласие органа юридического лица не выступает согласием третьего лица, а является особым случаем выражения согласия.
Порядок совершения крупных сделок и сделок с заинтересованностью, установленный для юридических лиц в форме акционерного общества, общества с ограниченной ответственностью, унитарного предприятия соответствующими федеральными законами, подлежит соблюдению и в процедуре наблюдения.
Крупная сделка и сделка с заинтересованностью, совершенная без коллегиального органа управления, может быть признана недействительной согласно п. 5 ст. 45, п. 5 ст. 46 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», п. 6 ст. 79, п. 1 ст. 84 ФЗ «Об акционерных обществах», а сделка, в совершении которой имеется заинтересованность руководителя унитарного предприятия, может признаваться недействительной согласно п. 3 ст. 22 ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях».
В судебной практике признают недействительными сделки, совершенные в процедуре наблюдения без согласия одновременно органов юридического лица и временного управляющего.
Так, руководитель ООО совершил без согласия общего собрания и временного управляющего сделку аренды объектов движимого и недвижимого имущества, составляющего 74% активов должника на длительный срок, которая судом квалифицирована как сделка с заинтересованностью, признанная недействительной .

Процедура финансового оздоровления регулируется законом как процедура санации должника, при этом управление должником - юридическим лицом осуществляется его органами с ограничениями, установленными законом.
В процедуре финансового оздоровления сделки или несколько взаимосвязанных сделок, в совершении которых у должника имеется заинтересованность, а также сделки, перечисленные в п. 3 ст. 82 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», совершаются с согласия собрания (комитета) кредиторов, а сделки, указанные в п. 4 этой же статьи, могут быть совершены только с согласия административного управляющего.
Управление делами должника - юридического лица в процедуре внешнего управления и конкурсного производства переходит к арбитражному управляющему (абз. 2 п. 1 ст. 94, п. 2 ст. 126 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»).
В процедуре внешнего управления компетенция коллегиальных органов управления сохраняется в случаях, предусмотренных п. 2 ст. 94 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», в том числе и для одобрения крупных сделок должника, а в конкурсном производстве - п. 2 ст. 126 для заключения сделок об условиях предоставления денежных средств третьим лицом или третьими лицами для исполнения обязательств должника.
Полномочия коллегиальных органов сохраняются также и в случае заключения мирового соглашения, основанием которого выступает гражданско-правовая сделка, если она требует решения органов управления должника или их одобрения (п. 2 ст. 153, п. 2 ст. 154 ФЗ).
Поскольку внешний управляющий осуществляет функции единоличного и коллегиальных органов управления юридического лица, постольку законом предусмотрено получение им согласия собрания (комитета) кредиторов на совершение сделок в целях защиты прав кредиторов неплатежеспособного должника.
Внешний управляющий вправе совершать сделки, включенные в план внешнего управления, в этом случае получения согласия собрания (комитета) кредиторов не требуется, так как план предварительно утвержден собранием кредиторов.
ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» используются собственные понятия «крупная сделка» и «сделка с заинтересованностью», признаки которых установлены п. п. 1 и 2 ст. 101 и для заключения которых необходимо получение согласия собрания (комитета) кредиторов, если иное не установлено ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». Кроме того, п. 4 ст. 101 установлен круг сделок, требующих согласия собрания (комитета) кредиторов, если они не включены в план внешнего управления.
В процедуре конкурсного производства порядок совершения сделок регулируется ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».
Итак, в процедурах несостоятельности действует особый порядок совершения сделок, предполагающий соблюдение норм корпоративного законодательства и законодательства о несостоятельности. Как правило, сделки совершаются с согласия арбитражного управляющего или органов сообщества кредиторов.

Теги: процедурах несостоятельности (банкротства)
Автор:  Шишмарева Т.П.
Документ:  «Законы России: опыт, анализ, практика»


Важно, чтобы юридическая помощь была предоставлена как можно раньше. Цена моих услуг – это количество времени и сил, которое я затрачу на ваше дело. Я пытаюсь удерживать баланс, делая свои услуги одновременно качественными и доступными по цене. Я иду навстречу своим клиентам, устанавливая окончательную цену на услуги индивидуально для каждого клиента и только после полного ознакомления с материалами его дела. Но даже первая консультация, данная мной по телефону, может стать для вас или вашего родственника если не спасением, то серьезным доводом в общении с правоохранительными органами.


Частые вопросы: Банкротство физических лиц

Адрес

  • 443 093, г. Самара
    ул. Мориса Тореза, 1а (адрес адвокатской коллегии)

График работы
  • Круглосуточно
  • 7 дней в неделю

Сайт
Телефон
  • +7 495 500 29 80


Факс:
  • +7 846 336 58 01
Для корреспонденции
  • 117570, г. Москва, А/Я №32


Эл.почта

Это закрытый раздел сайта, просмотр только после регистрации
ВХОД
Ошибка
Эл. почта
Пароль
Войти
Вспомнить пароль
Зарегистрироваться
РЕГИСТРАЦИЯ
Ошибка
Имя*
Фамилия*
Адрес e-mail*
Регистрация
Авторизация
ВОСТАНОВЛЕНИЕ
Ошибка
Адрес e-mail
Востановить
Авторизация